Москва Тель-Авив логотип

С модой на "ты"



Пронеся любовь к моде через всю свою жизнь, эта очаровательная женщина по-особому видит то, как должны одеваться люди

Фэшн-директор и байер первого department store страны — ЦУМа, вице-президент компании Mercury, бизнес-леди, журналист и общественный деятель, Алла Вербер уже на протяжении многих лет является тем человеком, который не только привносит на отечественный рынок моды самые яркие новинки мировых брендов, но и активно поддерживает российских дизайнеров

МТ: Рада вас видеть снова. Мы начнем с самых стандартных вопросов, которые вам наверняка задавали много раз. Вы с детства в индустрии моды — как вы пришли к тому, что стали байером? Давно ли вы определились, точнее, с самого детства вы знали, кем станете, или нет?

Алла Вербер: Ну, с самого детства я знала, что люблю моду. Люблю вещи, архитектуру, поэзию, люблю все, что связано с художественным творчеством: рисовать, собирать, читать. Что касается моды, в наше время не существовало такого направления. Были торговые институты, товароведы, а вот дизайнеров было очень мало — были швеи. Но с самого детства меня интересовало, во что одеты люди, как они выглядят. Все! Начиная от волос, мейкапа, их внешних данных. Много внимания я обращала на то, как вообще выглядит женщина. И мужчина тоже — мне нравились хорошо одетые люди. Старшее поколение больше шило, все мои бабушки шили. Они покупали, привозили материалы из Риги, Вильнюса, Львова, ездили даже в Ташкент несколько раз. Папа же покупал все вещи на сертификаты, он был одним из самых хорошо одетых мужчин в нашем Ленинграде. И, естественно, фарцовщики, которые приносили вещи Косте Верберу, потому что у него жена, две дочери, сестра… Знаете, у нас была дача в Ольгине, и, как принято, туда свозилось все, что не нужно в городе, — все старые вещи. Там была комната с антресолями наверху, где хранились старые книги, дедушкина военная форма, шинели, драповое пальто еще моего прадедушки. Я брала оттуда какую-то вещь и могла сделать все, что захочу: оторвать рукава, что-то еще придумать. Одним словом, я постоянно экспериментировала.

МТ: Какой был старт с профессиональной точки зрения? Откуда все пошло?

IMG_7312.jpgАлла Вербер: Все пошло с Рима, где я прожила год. Я попала на Via Veneto, где самые красивые бутики… А поскольку я всегда любила и дышала модой, естественно, это подвигло меня и дало толчок для моей дальнейшей деятельности в индустрии моды. Я сняла комнату в хорошей квартире с друзьями, устроилась работать в бутик. Мне было 18 лет, красивая, молодая, волосы ниже пояса, и я сказала, что говорю по-итальянски пять слов, по-английски пять слов, но я хочу работать. В итоге мне дали работу, и я зарабатывала тогда 30 тыс. лир в неделю. Для сравнения, туфли самые плохие стоили 5 тыс. лир, самые хорошие 20 тыс. лир. То есть на деньги, которые я получала, можно было покупать красивые вещи. Но я предпочитала купить одну вещь, потому что я выросла с таким слоганом, что мы не настолько богаты, чтобы тратить деньги на плохие, не знаковые вещи. Я никогда не шла на рынок, покупала только в бутике. И, конечно, со сферой деятельности я уже окончательно определилась. Дальше был Монреаль, район Кот-Сен-Люк — это одно из самых новых и модных мест, учеба в университете Макгилла и подработка в магазине по пятницам и субботам, где мне платили 5 долларов в час. Поэтому свои 50 долларов я зарабатывала легко. Затем я устроилась работать в один из самых лучших department store, где хозяевами была очень продвинутая семья. У них в то время были лучшие бренды. Я им нравилась. Потому что я год прожила в Италии. Я приехала с совершенно другим опытом, совершенно другим взглядом на жизнь, на моду, на то, как должны одеваться люди. Через какое-то время я стала там мерчендайзером. Магазин был небольшой, но приносил довольно много денег. Поэтому я, конечно, делала в магазине все. Могла и одеть манекены, могла поставить для себя задачу, что сегодня должна продать это, это, это. Я всегда вижу людей, которые приходят на работу, и вижу их потенциал. Вижу, кто хочет работать, кто не хочет, у кого есть желание, а кто просто пришел, потому что нужно где-то поработать временно. Моя карьера началась с того, что меня стали брать на закупку. Я сразу поехала в Дюссельдорф, потому что там тогда были Laurel, Escada, много немецких марок. Дальше — больше. Знакомства с компаниями, перелеты в Нью-Йорк, Гонконг, работа на крупную компанию Wholesale. Фабрики, производство, упаковка, сайзинг, дизайн... Я прошла всю эту школу fashion-мира. Улетела жить в Нью-Йорк, вышла замуж, родила дочь, но вскоре вернулась в Канаду, в Торонто, потому что скучала по семье, маме, бабушке, племянникам. Имея на руках определенную сумму денег, я легко открыла свой первый магазин в Торонто. На самой главной улице, магазин Katya of Italy, недалеко от Four Season. Это было 31 год назад.

МТ: Наверняка, не обладая определенным талантом, трудно было бы добиться успеха на этом нелегком пути?

Алла Вербер: Вы знаете, моя дочь до сих пор спрашивает меня: «Вот ты, такая молодая, одна решилась открыть бизнес, вложить деньги, пошла по этому пути…» Не могу вам ответить, нет четкого ответа. Но мне всегда это нравилось, и вы правы, у меня был талант к этому. Талант, с которым я, наверное, родилась.

МТ: Вы привезли в Россию огромное количество брендов и за короткий срок сделали люксовый department store. Как начиналась именно эта история?

Алла Вербер: Я уже с 1989 года жила в Москве. Мы построили несколько магазинов — Кутузовский, Третьяковский проезд. А я очень любила department store, и когда хозяевам компании Mercury пришла идея забрать под себя ЦУМ, то я была первая «за». Потому что мне хотелось не просто монобрендовых магазинов, а именно такой department store. Приезжая в любую страну, я первым делом иду в department store. Вот даже в стотысячный раз зашла в Bon Marche, в Galeries Lafayette, чтобы посмотреть, что они делают.

Каким должен быть российский department store? Для начала он должен быть народным. Само строение, само место, в котором находится магазин, диктует, каким он должен быть. Хотелось построить настоящий department store, который бы соответствовал всем другим department stores во всех других точках мира. Поэтому было трудно — мало кто мог себе представить, что можно взять такой старый магазин, который имел такую советскую репутацию, и превратить его в luxury department store. Но сегодня он не только luxury — а luxury подразумевает не только дорогие вещи, — но luxury в плане сервиса. У нас это получилось.

IMG_7289 big.jpgМТ: Очень интересно рассказываете, даже не хочется вас прерывать. ЦУМ давно поддерживает отечественные бренды. Как попасть к вам в ЦУМ, какие основные критерии отбора?

Алла Вербер: Первое, что я всегда говорю, ЦУМ — русский department store, русский магазин, он находится в Москве. Если я как fashion-директор не хочу поддерживать русских дизайнеров, то кто их будет поддерживать? Какая дорога им открыта, если они приходят в какой-то магазин и говорят, что в Москве они продаются где-то там, но не говорят, что в ЦУМе? Естественно, у всех возникает вопрос: «Если они не продаются в ЦУМе, тогда зачем нам их брать?» Когда они говорят: «Мы продаемся в ЦУМе, exclusively, на третьем этаже» — перед ними сразу открываются дороги. Мы отсматриваем коллекцию, смотрим цены, потенциал бренда, могут ли они произвести товар. То есть это некие критерии. Первая коллекция — если красивая вещь. Дальше communication, производство, ценовая политика. А дальше они попадают сюда. Им дается в жизни шанс, они должны его схватить и понять, что им повезло в жизни. И те, кто сюда приходит, они держатся за это место, потому что для них это открытая дорога в мир. Но если они не продаются сезон, два, если мы не зарабатываем с ними деньги, то их нет смысла держать.

МТ: Часто бывает, что есть какая-то мировая тенденция и вы против нее?

Алла Вербер: Нет, я очень открыта. Я никогда категорически не против. Потому что я Близнецы по гороскопу и всегда смотрю на вещи с разных ракурсов. Мало того, у меня есть эта интуиция, и даже за год вперед я чувствую, куда идет эта тенденция. Другое дело, что тенденция идет и на нее нужно оставить 30% денег, а остальное нужно правильно распределить. Поэтому это очень важно. Это такая работа, как сток-маркет. Это театр одного актера. Так и у нас. Я имею свое мнение и в основном веду дизайнеров за собой, веду шоу-румы за собой. Если я сегодня провожу день в каком-то бренде, то я им рассказываю мое видение, как это должно быть.

МТ: На чье мнение вы больше ориентируетесь, совершая какие-либо закупки — на общественное или на ваше личное?

Алла Вербер: На мое. Байер должен обладать вкусом. Покупатель ведь в основном ориентируется на продавца, который ему говорит: «Возьмите это, возьмите то».

МТ: Вы, наверное, согласитесь, что бизнесмены больше других подвержены стрессам?

Алла Вербер: Конечно, стресс очень большой. Потому что это игра с деньгами. Вы вкладываете деньги, несете ответственность перед всеми. Страшнее, когда от тебя зависит компания, чем когда это маленький бизнес, где ты сама в нем плаваешь. Я на самом деле живу в тяжелом стрессе. Не могу уснуть, успокоиться, расслабиться.

МТ: Как же вы справляетесь со стрессом?

Алла Вербер: Это хороший вопрос! Каждое воскресенье говорю себе, что с понедельника начну заниматься спортом. Хожу месяц, плаваю, помогает. Потом бросаю. Потому что утром надо встать, пойти купаться, когда лучше поспать лишний час. Кидает из стороны в сторону. Я все время борюсь с этим как могу. Все люди находят для себя какой-то выход. Кто-то курит, кто-то пьет, кто-то занимается спортом, кто-то еще что-то. Вот сейчас я месяц летала. У меня три раза в год тяжелое время — это сентябрь-октябрь, март-апрель и июнь-июль. Я уезжаю из дома почти на месяц, нужно очень много решений принимать, закупки и все остальное. Я мало сплю, передвигаюсь самолетом до восьми раз за несколько недель. Поэтому по возвращении я стараюсь пойти немножко поплавать. Вода снимает стресс. Массаж снимает стресс. Еще я люблю готовить, есть у меня такое хобби. Принимать дома гостей люблю.

МТ: А скажите, чувство стиля и вкус — это врожденные качества или это можно как-то привить?

IMG_7340 BIg.jpgАлла Вербер: Человеку можно привить все. Вот у вас появился ребенок, и вы как мама стараетесь развить его сильные качества, то, чем природа его уже одарила. А если вы увидите, что он не способен к математическим предметам, а способен к гуманитарным, будет большой ошибкой заставлять его идти другим путем. Вы как бы хотите, чтобы он этим владел, но вы понимаете, что он будет силен в другом. Но если вы поставите перед собой эту цель, если займетесь тем, что все свое свободное время или свою жизнь организуете таким образом, что будете развивать ребенка в этом направлении, — сделаете из него все, что хотите. Если он даже не обладает возможностью быть спорт­сменом и боится с горы слететь на лыжах, если зададитесь целью — вы это сделаете.

МТ: А есть в вас какие-то приобретенные качества?

Алла Вербер: Конечно. Ну, я стала еще сильнее, умнее с возрастом, мудрее. Если раньше я жила эмоциями, то сейчас они спрятаны намного глубже. Эмоциональную сторону я подавила.

МТ: Присутствует ли в моде взаимосвязь культур и традиций? В чем это проявляется?

Алла Вербер: Естественно. Культура — в зависимости от того, где ты живешь, чем занимаешься, статус, страна, в которой ты находишься, очень многое.

МТ: У вас не было такого желания, если вы видите безвкусно одетого человека, подойти и сказать ему об этом?

Алла Вербер: Вы знаете, бывало. У всех у нас разные вкусы, в зависимости от денег, которые у вас есть, в зависимости от того, что нам нужно. Но часто удивляют люди, которые имеют возможность одеваться и не имеют вкуса, не имеют консультанта, считают, что все знают и умеют сами. Одежду нужно очень осторожно подбирать. Говорят, что встречают по одежке. Я не говорю, что нужно только дорогое покупать, главное — чтобы был правильно подобранный стиль.

МТ: Расскажите о себе вкратце. Вы какая? Яркая, дерзкая? Какая еще?

Алла Вербер: Дерзкая — нет. Я сильная, я… как бы правильно сказать… конечно, веселая, замечательный друг, прекрасная мать, сильная по характеру. Во мне есть стержень, я с ним родилась. И точно знаю, чего хочу в жизни. Наверное, очень строптивая. Да, именно сильная и строптивая. У меня есть свое видение, и я иду по этой своей дороге, и как бы кто ни хотел меня сбить с пути, я все равно иду к своей цели.

МТ: Если бы вы были актрисой, какую самую яркую и интересную роль вы бы хотели сыграть?

Алла Вербер: Саму себя. Свою жизнь. И сама написала бы сценарий. Это и была бы самая лучшая роль.

Комментарии (0)


Для возможности комментирования войдите в систему или зарегистрируйтесь


Самое популярное