Москва Тель-Авив логотип

Деньги лишь средство для...



О них написано много книг, снято много фильмов. Их считают смыслом существования. Из-за них люди становились властителями мира и из-за них же заканчивали жизнь самоубийством. Из-за них начинались и из-за них же прекращались войны. Они стимулировали прогресс, и они же могут ввергнуть человечество в хаос. Они определяли и будут и дальше определять все в нашей жизни. Они. Деньги. И о тех, кто двигал финансовыми потоками крупнейших экономик мировых держав, — наш сегодняшний материал

Самуил Оппенгеймер (1630–1703)

Samuel_Oppenheimer.jpgКрайне высокая степень антисемитизма стран Западной Европы в XVII–XVIII веках требовала от евреев высокой самоорганизации и неимоверной жизнестойкости.

Зачастую, пользуясь грамотностью и прагматизмом еврейских советников, которых приближали для помощи в решении многих, в том числе особо важных государственных вопросов, многие европейские монархи того времени не считали зазорным для себя потом, когда необходимости в дальнейшей помощи уже не было, просто отстраняться от них, а то и натравить на них традиционно антисемитски настроенную толпу.

Например, в 1670 году император Леопольд из династии Габсбургов изгнал всех евреев из Вены, однако уже три года спустя он лично приглашает к себе Самуила Оппенгеймера, дядю ставшего позднее известным Зюсса Оппенгеймера, крупного финансиста, казненного впоследствии вюртембергским герцогом. Самуил Оппенгеймер был назначен официальным военным поставщиком австрийской монархии на время начавшейся в том году войны Австрии с Англией. Начавшаяся чуть позднее, в 1682 году, война с Турцией требовала от Самуила выполнения контракта на поставки австрийской армии и для этой кампании. Им было организовано производство военной формы и поставка продовольствия для солдат. На свои личные деньги он строил плоты для перевозки личного состава, пушек и лошадей, а также оплачивал лечение раненых в госпиталях. Спустя еще шесть лет Габсбурги обращаются к Оппенгеймеру с просьбой экипировать и содержать армии, сформированные для противостояния вторжению французов во Пфальц. Однако на финансирование войны на два фронта у Оппенгеймера денег не было, и ему стоило немалых сил уговорить еврейских банкиров Германии и Нидерландов оказать ему помощь.

«В течение всего времени, что я прожил в Вене, я почти каждый год обеспечивал всем необходимым две армии, воевавшие с французами и турками, включая продукты питания, муку, овес, лошадей и деньги для рекрутов. А также боеприпасы, порох, свинец, артиллерию, фургоны для припасов, лошадей и быков, и при этом никогда не было никаких потерь», — говорил Оппенгеймер на склоне своих лет.

За заслуги перед Австрией Оппенгеймеру были даны немалые привилегии. В частности, он получил право жить в Вене не только для себя, но и для почти сотни семей своих родственников и слуг, положив, таким образом, начало еврейской общине в столице Австрии. Между тем в просьбе об открытии синагоги ему отказали, и верующие зачастую вынуждены были молиться в доме самого Самуила Оппенгеймера.

Верный заповедям Торы — выкупать попавших в рабство евреев, — Оппенгеймер потратил немало своих личных средств на вызволение из неволи попадавших в тюрьмы своих соотечественников по всей Европе, для чего использовал лично финансируемую агентурную сеть.

Тем не менее Оппенгеймер понимал, что как только его помощь станет ненужной австрийской короне, его запросто могут разорить или того хуже — отдать на растерзание толпе. И практически все так и произошло — после заключения в 1679 году Нимегенского мира австрийское казначейство отказалось выплатить ему долг в размере 200 тыс. флоринов. Более того, в ответ на попытку взыскать с казначейства уже 700 тыс. флоринов, причитавшихся ему, Оппенгеймеру были предъявлены встречные, ложные обвинения, из-за которых он сам едва не угодил в тюрьму. Лишь заплатив 500 тыс. флоринов, он смог откупиться от неминуемого заключения. Кроме того, власти потворствовали желанию толпы погромщиков разграбить и дом Самуэля Оппенгеймера. После же его смерти Габсбурги вообще отказались возвращать наследникам долги, сумма которых с учетом процентов перевалила за 5 млн флоринов. 

Маркус Голдман (1821–1904)

200px-Marcus_Goldman.jpgКак и многие выдающиеся еврейские банкиры XIX–XX века, Маркус Голдман родился на территории Германии.

В 1821 году у супругов Вольфа и Эллы Голдман, проживавших в Бургпреппахе, родился сын. Эмигрировав в США в достаточно зрелом возрасте, он начал зарабатывать себе на жизнь коммивояжерством, но уже через два года становится владельцем магазина одежды в Филадельфии. Здесь же он знакомится со своей будущей женой, в браке с которой у него родилось пятеро детей. Особой прибыли магазин не давал, и стоимость всего движимого и недвижимого имущества Голдмана оценивалась порядка 8 тыс. долларов. Однако в 1869 году Маркус вместе с семьей перебирается в Нью-Йорк, где открывает брокерскую контору, торговавшую долговыми расписками клиентов ювелирных магазинов, поэтому компанию по праву можно считать пионером в области ценных бумаг. С этого времени финансовые дела Голдмана резко пошли в гору — ежегодная прибыль стала составлять около 250 тыс. долларов. Так продолжалось в течение без малого 13 лет, и к 1882 году оборот его компании дошел до 30 млн долларов. Уставший работать в одиночку, к тому же уже пожилой Голдман привлекает в фирму своего зятя Сэмюэля Сакса, а предприятие получает название M. Goldman & Sachs. Присоединение к семейному делу сына Маркуса Генри и еще одного зятя Людвига Дрейфуса в 1885 году приводит еще к одному переименованию — теперь бывшая брокерская контора именуется Goldman, Sachs & Co. К началу XX века Goldman Sachs становится самым главным игроком на только сформировавшемся рынке IPO. В 1906 году банк управлял самым крупным на тот момент первичным размещением компании Sears Roebuck. Goldman Sachs также стал первой компанией, которая усиленно нанимала выпускников лучших бизнес-школ, преимущественно еврейской национальности. Сам же Маркус Голдман под конец жизни активно занялся благотворительностью, в частности поддержал призыв помогать иммигрантам из России, которые приезжали в США практически без средств к существованию.

За полтора века активно работающая на финансовом рынке США компания пережила много взлетов и падений, многократно обвинялась в спекуляциях, неоднократно была оштрафована. Недоброжелатели обвиняли руководство банка в чрезмерной закрытости в плане приема на работу неевреев. Тем не менее Goldman Sachs до сих пор остается одним из крупнейших в мире инвестиционных банков, занимаясь инвестиционным банкингом, торговлей ценными бумагами, инвестиционным менеджментом и другими финансовыми услугами.

Джейкоб Шифф (1847–1920)

Jacob-H.-Schiff.jpgБанкир и инвестор, филантроп и меценат, посвятивший свою жизнь борьбе еврейского народа за свои права.

Якоб Генри Шифф, известный американский банкир, филантроп и общественный деятель, родился во Франкфурте-на-Майне в семье раввина. Получив хорошее религиозное и светское образование в Германии, он в возрасте 18 лет эмигрирует в США, где благодаря связям с домом Ротшильдов быстро устраивается на работу в банк Kuhn, Loeb & Co, совладельцем которого являлся Соломон Лёб. После десяти лет работы на Лёба он, вхожий в его дом, женится на его дочери Терезе, благодаря чему получает более высокую должность в банке, а в 1885 году занимает пост управляющего. Под его руководством банк быстро стал считаться одним из самых успешных в США, вкладывая большие средства в металлургические, электрические, телефонные, телеграфные компании. Финансирование им расширения сети железных дорог способствовало быстрой индустриализации США на стыке XIX–XX веков. Также банк активно участвовал в международных финансовых операциях, предоставлял зай­мы правительствам США и ряда других стран. Шифф был вице-президентом Торговой палаты США, входил в городской совет Нью-Йорка по образованию, занимал многие почетные посты.

Будучи воспитанным в канонах ортодоксального иудаизма, Джейкоб Шифф, являясь тем не менее членом реформистской общины «Иммануэль», был сторонником «умеренной ортодоксии», поэтому старался поддерживать баланс между обоими течениями. Так, он финансировал десятую часть от всей своей прибыли на такие проекты, как создание Еврейской теологической семинарии Ицхака Элханана, приверженца ортодоксального направления в иудаизме, и «Хибру Юнион Колледж», считавшийся реформистским. Немало средств Шифф пожертвовал и в созданный еврейский отдел публичной библиотеки Нью-Йорка. Он учредил фонд для выпуска серии переводов на иврит классических произведений, новой литературы, участвовал в финансировании Еврейской энциклопедии на английском языке. Кроме того, он был председателем попечительского совета и крупнейшим меценатом больницы имени М. Монтефиоре в Нью-Йорке.

Политические интересы Джейкоба Шиффа, имевшего к тому же ярко выраженную гражданскую позицию, тоже были проеврейскими. Так, став одним из основателей Американского еврейского комитета, он активно участвовал в усилиях по отстаиванию прав евреев в США и за границей. Считая предвзятым отношение властей царской России к евреям, проживавшим на ее территории, Шифф оказывал щедрую помощь группам еврейской самообороны и жертвам погромов 1903–1905 годов в Российской империи. В 1911 году он добился денонсации торгового договора между Россией и США за отказ признавать на российской территории евреев, имевших американское гражданство. Во время Первой мировой войны он переводил крупные денежные суммы Американскому еврейскому комитету помощи для облегчения участи евреев в воюющей Европе. Однако после февральской революции 1917 года Джейкоб Шифф пересмотрел свое отношение к некогда враждебной для себя России и даже предоставил большой заем правительству Керенского.

Изменившийся после Первой мировой войны общий расклад политических сил позволил задуматься и над более активным заселением Эрец-Исраэль, однако разногласия с лидерами сионистского движения не позволили ему и дальше продолжать работу в этом направлении. 

Бенджамин Грэм (1894–1976)

graham_55_bw.jpgОдин из самых известных американских финансистов сделал карьеру, в принципе типичную для многих выдающихся денежных воротил XX века.

Родившийся в 1894 году в Лондоне в еврейской семье Беня Гроссбаум в возрасте одного года от роду вместе с родителями перебрался в США — в Нью-Йорк. Не особо усердный в школьных занятиях, он, тем не менее, после смерти отца, перед лицом перспективы бедняцкого существования резко пересмотрел свое отношение к урокам, всерьез взявшись за учебу, поняв, что, только будучи образованным человеком, есть шанс чего-то добиться в этой стране. К 20-м годам он окончил Колумбийский университет, став вторым по успеваемости среди всех выпускников этого учебного заведения, получив при этом степень бакалавра. Подающего большие надежды молодого человека тут же приглашают работать преподавателем сразу нескольких дисциплин — английского языка, математики и философии. Однако перспектива провести всю свою жизнь в учебных корпусах мало вдохновляла Бенджамина Грэма (как и многие эмигранты, он сменил фамилию), и он соглашается на менее оплачиваемую, но более, по его мнению, престижную работу на Уолл-стрит. Всего за 12 долларов в неделю он некоторое время работает посыльным в брокерской фирме Newburger, Henderson & Loeb. Постепенно он становится ответственным за более серьезные операции, год за годом укрепляя как свой авторитет, так и увеличивая получаемое жалованье, которое к 1919 году достигает умопомрачительной по тем временам суммы в 600 тыс. долларов. В 1926 году Грэм вместе с компаньоном Джеромом Ньюменом организовал инвестиционное товарищество, а с 1928 года на протяжении длительного времени, вплоть до 1956-го, занимаясь делами компании Graham-Newman Partnership, одновременно преподавал курс «Финансы» в Колумбийском университете.

Ему принадлежат идеи такого подхода к совершению сделок, которые возможны лишь после изучения всех финансовых отчетов компании, куда инвестор собирается вкладывать деньги, поскольку в противном случае велика опасность потерпеть финансовые убытки. Ведь раньше немало инвестиционных компаний разорились на том, что вкладывали деньги, как говорится, «вслепую», на свой страх и риск. Благодаря своей же стратегии Грэм никогда не совершал необдуманных вложений денег, что позволило ему считаться чуть ли не самым удачливым инвестором за всю историю Уолл-стрит. Свои идеи он отобразил в книге «Анализ ценных бумаг», изданной в 1934 году и до сих пор являющейся настольной книгой многих финансистов. Вообще, все написанные им впоследствии книги — «Анализ финансовой отчетности компании», «Товары и валюты мира», «Умный инвестор» и другие — позволили Бенджамину Грэму получить негласный титул «отца инвестирования на основе ценностей» (англ. value investing).

Комментарии (0)


Для возможности комментирования войдите в систему или зарегистрируйтесь


Самое популярное