Москва Тель-Авив логотип

Ты еврейка!



Познание человеком истории, культуры, традиций своего народа способно разбудить в нем генетические, заложенные предками черты национального характера.

Во времена моего детства, несмотря на шальные ветры свободы и гласности, щекотливая тема национальности все еще была в некотором роде табу. Вернее, тогда я не знала, что оно табу. Просто мои черноволосая мама и седая бабушка никогда мне не рассказывали о том, что я чем-то отличаюсь от остальных детей. И сад, и начальная школа прошли для меня в атмосфере всеобщего равенства и единения с коллективом. Моя немецкая фамилия настолько короткая, что никому не приходило в голову как-то коверкать ее или же придумывать обидные прозвища. Возможно, мне сильно повезло с одноклассниками и везло бы дальше, но в восьмом классе новенький мальчик, приехавший откуда-то из провинции, ткнув на перемене в меня пальцем, звонко выпалил:

— Еврейка! Ты еврейка!

Игра на минуту остановилась, взгляды одноклассников стали странными, но, к счастью, прозвенел звонок, и все расселись по партам.
После уроков я видела, как наша учительница, мудрейшая пожилая женщина, что-то строго выговаривала тому мальчику, и с тех пор тема больше не поднималась. Но меня это зацепило. Придя домой, я подошла к бабушке и спросила прямо: что значит то, что я еврейка. Бабушкины брови поползли на лоб, из глаз прыснула шалыми зайцами тревога.

— Деточка, кто тебе сказал? Тебя обидели? Смеялись?

— Нет, ба, ничего такого, просто один мальчик назвал меня еврейкой, что это значит?

— Это значит, девочка моя, ты не русская, как другие ребята в твоем классе. Что и мама твоя, и я — все мы принадлежим другой нации. И, несмотря на то что не любим это обсуждать, втайне ею очень гордимся.

— Почему нельзя обсуждать, ба?

— Да вообще-то можно, но многолетняя привычка не афишировать национальность настолько глубоко во мне сидит, что я, пожалуй, уже не перевоспитаюсь.

Бабушка обняла меня за плечи в знак того, что разговор окончен, и мы пошли обедать, но вопросов в моей голове только прибавилось, и я не отставала.

— А почему если мама еврейка, то я тоже еврейка. А если папа еврей — то я бы не была еврейкой?

Бабушка вздохнула и ушла в свою комнату. Я сидела и ждала. Вернувшись, она положила передо мною книгу. Полистав ее, ткнула пальцем в абзац — читай! Я прочла: «Заклинаю тебя Господом, Богом небес и Богом земли, что ты не возьмешь сыну моему жены из дочерей ханаанейцев, среди которых живу. Но в мою землю и к моей родне пойдешь и из нее возьмешь жену сыну моему Ицхаку». Бытие 24:3.

Подняв глаза от книги, я не знала, с чего начать спрашивать. Бабушка поняла мое недоумение и стала рассказывать сама.

— Говорят, что во чреве матери, если эта мать — еврейка, у ребенка формируется дополнительная еврейская душа, назначение которой не только осознавать свое еврейство, но и лучше понимать Тору, ее законы и постулаты. Тема установления еврейства по матери многие века вызывает множество споров и вопросов. Раввины (так называются священнослужители) объясняют этот момент, опираясь на священные книги.

Мы вернулись в комнату, бабушка разложила передо мной кипу журналов, названия которых были мне незнакомы. Открыв один, стала читать. Вот, например, слова реббе Элиягу Эссаса: «Евреем является человек, мать которого — еврейка. Или тот, кто прошел гиюр (процесс принятия еврейской веры и всех законов еврейской жизни). Отсюда следует, кстати, что определить принадлежность к нашему народу по фамилии и даже по фамилии, имени и отчеству нельзя». Отложив первый журнал, она взяла другой: «Или же по-слушай, что говорит на эту тему равАшер Кушнир». «…У евреев столько времени, сколько они существуют, такой закон есть: рожденный от матери-еврейки является евреем. В Торе, книга Дварим (7:3,4): “Не вступай в семейные отношения с ними. Дочь свою не выдавай замуж за его сына. А дочь его не бери для сына своего…” В Талмуде, трактат Кидушин 68: “…Сын от израильтянки называется твоим сыном, а рожденный от язычницы называется не твоим сыном, а ее сыном…” Также этот закон устанавливает Шульхан Арух (раздел Эвен Хаэзер, гл. 8, закон 5).

Очевидно, что материнское участие в появлении ребенка более заметно и определенно, чем отцовское. Если человек сомневается в своем происхождении от одного из родителей, то с большой степенью вероятности он может быть уверен только в том, что его мама — это действительно его мама.

И не только до родов, но и после принадлежность к матери доминантна. Есть в Притчах Соломоновых на первый взгляд непонятное изречение: “Не оставляй Тору матери своей…” Почему Тору матери? Ведь отец обучает сына Торе?! Ответ: сколько отец ни обучал бы, но Тору реальной жизни сын впитывает с молоком матери, бессознательно копируя все ее повадки, интонации, привычки и суждения. Мама находится с ребенком большую часть времени его раннего детства, оказывая огромное влияние на формирование его личности.

Поэтому, хотим мы или нет, но только рожденный от матери-еврейки является евреем. И если бы не было этого закона и не хранили бы его с такой строгостью в течение тысячелетий, а каждый раз меняли и подстраивали под проблемы каждого из нас, то, как вы понимаете, еврейский народ давно перестал бы существовать».

Отложив журналы, бабушка посмотрела на меня:

— Я ответила на твои вопросы, детка?

Я не знала, что сказать, столько новой информации вылилось на меня одномоментно. Какой-то новый мир, вернее, нет, очень старый мир, о котором, так вышло, я совсем ничего не знала еще вчера. Как тут не растеряться?

— Ладно, ты все поймешь и осознаешь, а пока я просто расскажу тебе сказку. Мне рассказывала ее моя бабушка. Была одна притча о богатом страннике, который хотел пить и обратился к пожилой еврейке. Так вот однажды богатый человек, бродя по Иерусалиму, захотел напиться. Остановился возле колодца, но ничего у него не было с собой для того, чтобы зачерпнуть воду. Ни ведра, ни кувшина. Улица была безлюдна, и так бы и стоял странник возле колодца, если бы не пришла за водой пожилая еврейка. У нее с собой были ведро и кувшин. Странник обрадовался женщине, помог ей набрать воды и перелить в сосуд. Они разговорились. Мужчина расспрашивал женщину об ее жизни, женщина рассказывала, что живут они бедно, но дружно, что муж ее — башмачник, сыновья ему за подмастерья, что периодически бывает трудно, но ей нравится ее жизнь. Тогда странник спросил, а не хотела бы она жить другой жизнью, в другой стране, может быть, другой национальности? Женщина опустила голову, улыбнулась сама себе и ответила: «Нет». Еще раз поблагодарив собеседницу за возможность утолить жажду, богатый странник на прощание предложил ей денег для того, чтобы она могла чем-то порадовать своих родных. И тогда женщина сказала ему:

— Ты можешь предложить мне все деньги мира, я откажусь, потому что ни за какие сокровища не купишь того, что у меня и моих близких есть от рождения.

— Что же это? — спросил странник.

— Еврейская душа — ответила женщина.

Комментарии (0)


Для возможности комментирования войдите в систему или зарегистрируйтесь


Самое популярное