Москва Тель-Авив логотип

Бар-Мицва Еврейское совершеннолетие



Понятия «бармицва» и «батмицва» известны далеко за пределами круга людей, в той или иной степени соблюдающих еврейскую традицию, — эти слова как минимум слышали почти все носители еврейского самосознания, потому что обычай справлять бар/бат-мицву распространился очень широко.

Слышали об этом и многие неевреи, потому что бар/бат-мицва как еврейская версия совершеннолетия просочилась в кино и художественную литературу вслед за Ханукой, принимаемой многими за еврейский национальный аналог главного зимнего христианского праздника. Но если мы спросим у среднестатистического еврейского интеллигента из Москвы, зачем евреи празднуют бар/ бат-мицву, то он, скорее всего, затруднится с ответом:  затруднится с ответом: евреи родом из СССР о еврейском совершеннолетии и других подобных вещах начали узнавать лишь недавно.

Хотя, ежели «погуглить», то сразу выяснится, что бармицва важна не только для соблюдающих евреев, но и для американских консерваторов и реформистов, которым чуждо практически все исконно еврейское, а также для светских израильтян, которые не соблюдают заповеди. Ну наконец-то! Ведь должно же быть хоть что-то такое, что всех нас объединяет! Однако не будем забегать вперед. Краткий экскурс Словосочетание «бармицва» дословно означает «сын заповеди» (арамейское слово «бар» является аналогом ивритского «бен», т. е. «сын»). Соответственно, «батмицва» — дочь заповеди. Смысл этих слов — обозначения возраста, по достижении которого человек более не считается ребенком и обязан в соблюдении всей Торы в полном объеме. Соответственно, до преодоления рубежа взрослости сам ребенок не несет ответственности за нарушение запретов или неисполнение предписаний, всю полноту ответственности за него несут родители, на которых возложена обязанность воспитать ребенка в духе Торы и приучить его к соблюдению заповедей.

Талмуд не использует термин «бармицва», оперируя вместо него понятиями «гадоль» — «большой» в противоположность определению ребенка «катан» — «маленький», т. е. несовершеннолетний, неправоспособный («у маленького нет руки») и не несущий ответственности — и «бар оншин» («сын наказания», т. е. подлежащий взысканиям). Алаха, полученная Моше от Вс-вышнего на горе Синай и передававшаяся, по традиции, из поколения в поколение, гласит, что мальчик становится взрослым по достижении 13 лет, девочка считается «батмицва» с 12 лет. Данный закон — это подарок Творца еврейскому народу.

У представителей других народов, с точки зрения нашей традиции, наступление взрослости наступает в любом возрасте, и зависит оно от появления качества «даат» («познание»), под которым в данном конкретном случае имеется в виду способность человека различать добро и зло, правильное и неправильное. Еврейское совершеннолетие — это в первую очередь соблюдение всех заповедей, а также возможность быть истцом или ответчиком в раввинском суде, клясться, заключать сделки и распоряжаться собственностью, вступать в брак. Юноша начинает исполнять заповедь тфилин и становится членом «миньянa» — молитвенного собрания, состоящего из 10 и более взрослых мужчин: теперь он входит в счет десяти, может вести общественную молитву, а также читать Тору по свитку для всех собравшихся. Если он коэн, т. е. принадлежит к священническому роду, то может служить в Храме и есть отделяемые другими евреями святыни — труму. Сегодня, поскольку наш Храм разрушен, служить там коэн не может, и труму он тоже не ест, потому что для этого нужна ритуальная чистота, которая пока что технически невозможна. Однако он может благословлять народ и выкупать первенцев.

Существует много различных деталей, непосредственно связанных с нашей темой, но выходящих за рамки данной статьи. Я позволю себе лишь совершеннолетие Обычай праздновать бармицву нигде в религиозной литературе не описан и ничем, кроме распространившейся практики, не подтвержден Еврейское совершеннолетие — это в первую очередь соблюдение всех заповедей, а также возможность быть истцом или ответчиком в раввинском суде, клясться, заключать сделки и распоряжаться собственностью, вступать в брак. В 12 лет и один день девочка приобретает статус «нара», но если она не замужем, то отец, в доме которого она живет, все еще имеет право на то, что она создает и зарабатывает, а также может выдать ее замуж даже без ее согласия и отменять ее обеты, и такое положение сохраняется вплоть до достижения ею возраста 12 с половиной лет («богерет»), после чего эмансипация девушки считается полной.

Отмечу и тот немаловажный факт, что между авторитетами нет согласия относительно того, означает ли бар/бат-мицва наступление полной ответственности или только подсудности земной юрисдикции (сторонники последнего мнения считают, что Небеса судят человека лишь по достижению им двадцатилетия). У соблюдающих евреев к бармицве принято готовиться: мальчик обучается искусству читать Писание со знаками кантилляции, нараспев, чтобы выйти к Торе и красиво прочитать отрывок по свитку. Накануне бар-мицвы его приучают правильно накладывать тфилин на руку и на голову. Он тщательно готовит свою первую взрослую «драшу» (речь на тему или ряд тем из Торы, основанную на различных комментариях и содержащую продуманные, аргументированные выводы), чтобы выступить с нею на трапезе. Можно предположить, что в наши дни, когда «еврейское совершеннолетие» не влечет за собой никаких юридических последствий, когда коэны не служат в Иерусалимском храме, а девушки не выходят замуж в двенадцать, празднование бармицвы и батмицвы должно служить отголоском какого-то иудейского обряда инициации, корнями уходящего в глубь веков.

Ведь и в Спарте, и в джунглях Амазонии, да и вообще в любом традиционном обществе вступление человека во взрослую жизнь, превращение мальчика в воина, а девочки — в потенциальную хранительницу очага всегда оформлялось обрядами и ритуалами. И у евреев, конечно, должно быть на ту же тему нечто свое, но очень похожее. Однако подобное предположение никак не подтверждается нашими еврейскими источниками. Ни в Танахе, ни в Талмуде, ни в трудах законоучителей Средневековья («ришоним» — «первые») обычай праздновать и вообще хоть как-то отмечать это событие не упоминается. О том, что празднование бармицвы является принятым обычаем, впервые упоминают авторитеты эпохи «ахароним» («последние») — Маген Авраам, Мааршаль, т. е. те законоучители, которые жили уже после появления нашего базового алахического кодекса «Шулхан Арух» (середина XVI века). До них были лишь намеки на важность празднования бармицвы, содержащиеся в каббалистической книге «Зоар», где написано, что радость этого дня — это радость праведников и что в этот день ребенок освящается, получает высшую душу (в современной книге «Каф а-Хаим» (начало ХХ века), служащей одним из важнейших источников сефардской алахи, написано, что именно потому, что мальчик удостаивается в день бар-мицвы более высокого духовного уровня и даже святости, принято произносить «драшу» и устраивать трапезу). Обычай праздновать батмицву нигде в религиозной литературе не описан и ничем, кроме распространившейся практики, не подтвержден. Известно, что великий американский законоучитель рав Моше Файнштейн жестко критиковал этот обычай: застолье, связанное с бар-мицвой, можно понять, поскольку об этом пишут авторитетнейшие раввины предыдущих поколений, и потому, что за праздничным столом юноша впервые публично произнесет «диврей Тора» (слова Торы), что придаст высокий смысл этой трапезе и сделает ее заповеданной.

Однако в случае с бат-мицвой все это неактуально, к тому же публичное выступление девушки перед аудиторией, состоящей не только из женщин, даже, скажем, с речью на тему Торы, проблематично с точки зрения законов скромности. Подведем что-то вроде итога. В том, чтобы отмечать совершеннолетие, безусловно, есть глубокий смысл. Однако застолье по случаю совершеннолетия, имеющее на сегодняшний день статус сложившегося обычая, вошло в еврейскую практику достаточно недавно и связано исключительно с заповедями и их практическим соблюдением.

Негатив
Еврейский народ весьма пестр и неоднороден. Соблюдающие евреи вкладывают в совершеннолетие сугубо религиозный смысл, и, наверное, поэтому один из самых распространенных подарков на бармицву и батмицву — книги. Веселье, забрасывание виновника торжества конфетами, застолье — все это привязано к радости, испытываемой родителями и друзьями от того, что человек входит в новый, взрослый период своей жизни, когда он обязан соблюдать заповеди и лишь в силу этого обретает самостоятельность, начинает нести личную ответственность перед Б-гом и людьми. У других групп празднование совершеннолетия в лучшем случае играет роль якоря, зацепленного за какую-то рудиментарную традиционность, а в худшем — выступает субститутом инициации, которая не имеет никакого практического значения и вообще не прослеживается в еврейской традиции. Девочки, танцующие и выходящие к Торе в реформистских «синагогах», семьи, которые едут к Стене Плача, где юноша-бар-мицва в первый и, возможно, последний раз в своей жизни накладывает тфилин, который Тора обязала его накладывать каждый будний день, — все это противоречит самой сути понятия бар- и батмицва и изначальной цели их празднования. Подобного рода подмена смыслов произошла не только с совершеннолетием. Аналогичным образом некоторые «отмечают» Хануку потому, что это красиво, не вдаваясь в подоплеку праздника (чудесная победа религиозных фанатиков в гражданской войне против просвещенной, «огреченной», части еврейского социума), веселятся в канун Рош а-Шана, ошибочно полагая, что еврейский Новый год чем-то похож на нееврейский, в то время как Рош а-Шана — это День Суда, а бездумное веселье вообще противоречит традиционному образу жизни.

И тем не менее есть место для оптимизма.
Когда еврейской душе становится тесно в убогих рамках «закоса» под другие народы, она начинает что есть силы тянуться к источнику... Некоторое время я преподавал Тору в Московской хоральной синагоге. Там мне посчастливилось познакомиться с еврейским мальчиком 12 лет из смешанной семьи, еврейская часть которой, уже полностью ассимилированная, была увлечена спасением русской культуры, а также борьбой за либеральные ценности и демократические свободы. Мальчика в детстве на всякий случай крестили. А когда ему исполнилось 12, он начал «гуглить» и в итоге пришел в синагогу. И вот что он сказал: «Хочу научиться быть евреем. Я читал в интернете, что в 13 лет еврейский мальчик становится мужчиной. Он начинает соблюдать заповеди по-взрослому, и это называется бармицва. Я практически ничего не знаю, не умею читать на иврите, но хочу выйти к Торе и прочесть текст по свитку. Помогите мне подготовиться к бармицве».

Комментарии (0)


Для возможности комментирования войдите в систему или зарегистрируйтесь


Самое популярное