Москва Тель-Авив логотип

ELIZABETH LINE

КОРОЛЕВА ВЕЛИКОБРИТАНИИ

21 апреля 2016 года отметила свой девяностолетний юбилей Елизавета Александра Мария Виндзор, «Ее Величество Елизавета II, Божией милостью Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и иных своих царств и территорий Королева, Глава Содружества, защитница веры». О ней написано столько, что, кажется, и сказать уже нечего, все сказано. Но вместе с тем, о ней самой мы знаем ничтожно мало. 
Так это или нет, но многие исследователи в самом звучании слова «Британия» слышат отсылку к древнееврейскому « תירב » – з авет, возводя саму этимологию названия именно к этому историческому корню. А о британских монархах говорят не иначе как о потомках царя Давида. 
Так давайте поздравим эту великолепную еврейку с великолепной датой!
Happy Birthday, Bess! Ад мэа вээсрим, Ваше Величество!

Время великих прошло. Однако о некоторых из наших современников все-таки можно сказать нечто подобное. Безусловно, Елизавете принадлежит совершенно особое место в современном британском обществе и мировой истории.

Ее эпоха вполне может называться новой елизаветинской, поскольку ее вклад в историю ничуть не меньше, чем у великой предшественницы, носившей то же имя. Ведь только силой своей личности ей удается поддерживать престиж королевского дома, монархической идеи, да и само ее право на существование в эпоху постмодернизма. Поддерживать, несмотря на исключительную закрытость собственной частной жизни. 

К числу тайн, ревностно оберегаемых и самой Елизаветой, и ее пресс-службой, относится и вопрос о предполагаемых еврейских корнях членов британского королевского дома. 

Как известно, еще королева Виктория открыто признавала, что члены Британского Королевского Дома происходят от «семени Давидова». По ее желанию, обрезание было сделано всем четырем ее сыновьям, в том числе Альберту Эдуарду, будущему королю Эдуарду VII, прадеду Елизаветы II. 

Когда после рождения принца Чарлза, ее первенца и наследника британского престола, одна из английских газет сообщила, что обрезание принцу было сделано моэлем лондонской общины, ни официального подтверждения, ни опровержения данного факта со стороны Букингемского дворца так и не последовало. Фактом является то, что традиции обрезания младенцев мужского пола в британской королевской семье свыше двухсот лет. Авторитетные британские историки утверждают, что она была введена в англиканской монархической семье более двухсот лет еще Георгом I Ганновером в начале восемнадцатого века и поддерживалась до тех пор, пока не была прекращена матерью двоих сыновей покойной принцессой Дианой, якобы воспротивившейся их обрезанию. По слухам, после ее смерти Уильям и Гарри по настоянию отца все-таки совершили данный обряд.

Человек-эпоха

По словам ее первого премьер-министра сэра Уинстона Черчилля, которые теперь, по прошествии десятилетий, смело можно называть пророческими, Елизавете «предстояло царствовать во времена, когда измученное человечество нерешительно балансирует на грани между мировой катастрофой и золотым веком».

Старейшая из ныне здравствующих европейских монархов, Елизавета царствует вот уже свыше шестидесяти лет – дольше, чем кто-либо в истории человечества. Даже легендарная Виктория, ее знаменитая прапрабабка, та самая, по имени которой старая добрая Англия до сих пор именуется «викторианской», тоже человек-эпоха, находилась на британском троне не столь долго. 

Период правления Елизаветы II ознаменовался невероятными изменениями. Равных им не происходило с человечеством ни в один другой временной отрезок. Изменилась до неузнаваемости Великобритания, изменился весь мир. И только она, Елизавета, со своей всегдашней ниткой жемчуга и полуулыбкой, изменяясь вместе с миром, оставалась неизменной. 

Британия перестала быть империей, предоставив независимость государствам, некогда входившим в доминион. Открылись для публики двери Букингемского дворца, а сами Виндзоры впервые в истории правящих королевских династий исправно платят налоги. Они больше не владеют королевской яхтой, поскольку британские граждане, несколько разочаровавшись в монархической идее, решили, что ее ремонт обойдется казне слишком дорого. И ремонт Виндзорского дворца после пожара его коронованные владельцы оплатили из собственных средств. 

Но все, что происходит в Англии и в мире – холодная война и карибский кризис, первый человек в космосе и война за Фолклендские острова, глобальное потепление и появление интернета – порой не имеет никакого значения, оставаясь исключительно фоном этого продолжительного и великолепного, хотя и несколько формального, царствования. Исторический контекст меняется – а она, Елизавета, остается. Несокрушимая, словно бастион. Несомненно, это исключительно сильная, цельная, незаурядная личность.

Она вызывает искреннее, неподдельное восхищение. За свои вот уже девяносто Елизавета уж точно прожила несколько среднестатистических жизней, да что там жизней – эпох, и продолжает «держать марку». Согласитесь, замечательно, что есть кто-то, на кого ты – такой взрослый, такой важный, понастоящему успешный – еще можешь равняться. Кто-то, кто всегда останется недостижим и оттого – практически идеален. 

Сила характера 

Официальная историография королевы утверждает, что силу характера и решительность, так необходимые для монарха, эта царственная дама начала демонстрировать достаточно рано, смело вступая в противостояние с деспотичным отцом. В годы Второй мировой юная Елизавета посчитала для себя невозможным оставаться в стороне от военных будней и, вопреки пожеланиям отца, вступила в женский отряд самообороны, как и многие британки того времени. Освоив навыки механика-водителя санитарного автомобиля и действительно отдав несколько месяцев воинской службе, Елизавета закончила войну в звании младшего командира. 

В день своего совершеннолетия Елизавета обратилась к нации с короткой, но вдохновенной речью:
«Я хочу сейчас сделать одно заявление. Очень простое. Я заявляю перед всеми вами, что вся моя жизнь, будь она долгой или короткой, будет посвящена служению вам и той великой империи, к которой мы все принадлежим».

Именно этому служению она действительно отдала свою долгую жизнь. В чем ее феномен? Может быть, в том, что она достаточно рано поняла, как надо строить взаимоотношения с нацией. Возможно, она была одной из тех, кто верно оценил масштаб происходящих изменений, поняв что общественное мнение отныне будет вершить судьбы монархов, а для этого необходимо научиться это мнение формировать. 

В 1952 году коронация Елизаветы II стала первой, показанной по телевидению в прямом эфире. Королева настояла на этом, так же, как и на присутствии журналистов в аббатстве в ходе самой церемонии, хотя члены кабинета отговаривали ее от этого решения. Произнесенное ею тогда «Чтобы верить мне, люди должны видеть меня» стало лейтмотивом этого сложного правления. 

Сами британцы, несомненно, считают ее символом и сегодняшней Британии, и ее вековых традиций. В честь грядущего юбилея ее именем – «Elizabeth Line» – назовут новую линию лондонского метро, а чуть ранее, в честь 60-летнего юбилея правления королевы Елизаветы II один из символов Великобритании и Лондона – часть архитектурного комплекса Вестминстерского дворца, знаменитая часовая башня «Биг Бен» у здания парламента – официально был переименован в «Башню Елизаветы». 

Да что там башня! Масштаб этой поистине необыкновенной женщины, сила ее личности таковы, что все мы, являющиеся ее современниками, вполне могли бы называть себя «елизаветинцами». Благо, заслуг у Елизаветы нынешней и перед Британией, и перед миром никак не меньше, чем у Елизаветы той, предыдущей. И своих «Непобедимых армад», влиявших на авторитет и отношение британцев к своей королеве, на долю Елизаветы II выпало немало, и противостояла она им ничуть не менее стойко. 

Крупнейшей из них, конечно, стали многочисленные публичные скандалы ее детей и внуков, выплескивавшиеся на страницы бульварной прессы, и события, воспоследовавшие после трагической кончины принцессы Дианы. Отсутствие скорой официальной реакции Букингемского дворца и самой Елизаветы на смерть объекта истинного обожания британцев сильнее, чем что-либо за последние полвека, поколебало общественное мнение в отношении к монархии, всколыхнув республиканскую риторику и выступления антироялистов, оказавшихся весьма многочисленными. 

Однако, едва склонив в нарушение этикета голову на ее похоронах, Елизавета в одночасье вернула себе расположение и любовь нации. Укрепив позиции Виндзоров и их финансовое положение браком внука с девушкой «из простонародья», ставшим настоящей «свадьбой века», Елизавета в который раз сумела сохранить статус-кво. Для себя и для Британии. 

Во всем этом есть Стиль. 

Соль земли 

Любовь и уважение, которые она снискала, без преувеличения, по всему свету, вызывает ее особое умение оставаться величественной и недосягаемой, и в тоже время быть простой и по-человечески понятной, умение оставаться на расстоянии, будучи одновременно абсолютно естественной, не чуждой «ничему человеческому». 

Королева посещает скачки, любит животных, а пару лет назад во время одного из визитов в Северную Ирландию посетила павильон, в котором проводились съемки очередного сезона культовой «Игры престолов» (однако на предложение занять ненадолго знаменитый Железный трон, Елизавета II все-таки ответила отказом). Ее величество продемонстрировала незаурядное, подлинно британское чувство юмора, согласившись сыграть королеву Великобритании в небольшой «бондиане», став партнершей Дэниэла Крейга, тогдашнего агента 007, в ролике, снятом BBC к открытию Олимпийских игр в Лондоне. За этот вклад в киноискусство она была отмечена наградой Британской академией кино и телевизионных искусств, а ее председатель Джон Уиллис даже позволил себе назвать Елизавету «лучшей из всех девушек Джеймса Бонда». Вряд ли являясь поклонницей поп-арта, она, тем не менее, приобрела на аукционе несколько своих портретов работы Энди Уорхолла. 

Находясь вне политики и выше ее, Елизавета никогда публично не высказывала своих политических взглядов. За годы ее царствования на Даунинг-стрит, 10 сменилось одиннадцать премьер-министров. Первым из них стал Уинстон Черчилль, в одном из своих публичных выступлений по поводу ее вступления на престол назвавший Елизавету «наследницей всей британской славы и традиций». Неизменно на протяжении всех этих шестидесяти лет каждый вторник королева дает аудиенцию своему очередному премьер-министру, который информирует ее о событиях в стране. О чем говорится на этих встречах, не знает никто, кроме этих двоих. Несмотря на политику максимальной открытости, журналистов на этой встрече не бывает никогда. 

И пусть количество морей, которыми все еще правит Британия в первой четверти двадцать первого века, значительно сократилось, наследники и прочие члены правящего дома периодически становятся фигурантами громких скандалов, а файв-о-клок больше не в моде, до тех пор, пока Елизавета Вторая – глава и лицо британской монархии, сама – воплощенная британская монархия и сама – воплощенная Британия, наконец – остается во главе доминиона, живы дух и традиции старой доброй Англии.